Для чего на самом деле закрыли парки и скверы

0 0

Для чего на самом деле закрыли парки и скверы

Один высокопоставленный чиновник недавно сделал архиважное признание: парки были закрыты для посетителей не в целях противодействия распространению коронавируса, но ради создания у людей «ощущения тревоги».

Мол, это всё — вкупе с еще рядом мер, столь же далеких от действительных мероприятий по борьбе с заразой, — нужно было для того, чтобы люди осознали угрозу, утратили ощущение безопасности и «психологически готовились» к соблюдению карантина.

Кроме того, чиновник признал, что такого рода меры были позаимствованы у других стран, пишет колумнист украинского еженедельника «2000» Дмитрий Королев. А это значит, что, во-первых, все копируют карантинные меры друг у друга без разбору, без учета конкретной обстановки в своей стране; а во-вторых, все стремятся не только извести вирус, но и посеять «ощущение тревоги».

Собственно, мы с самого начала говорили о том, что угроза коронавируса правительствами явно преувеличена и что вместо разумных мер, необходимых, в принципе, при любой серьезной эпидемии, вводятся чрезмерные меры, доходящие до идиотизма, психоза и сущего террора в отношении населения.

Все это продолжается и теперь, несмотря на вроде бы послабление карантина.

В России вводится обязательный масочно-перчаточный режим. Масок уже мало — надо носить перчатки! Гигиенический и противоэпидемический эффект от перчаток сам по себе, мягко говоря, вызывает сомнения. Ну разве что их стоило бы надевать в магазине — причем не только в эпидемию, — где разные люди прикасаются к товару. Однако вводимые правила предписывают носить перчатки, например, водителям общественного транспорта. Зачем? Ведь никто же, кроме самого водителя, не берется руками за его баранку! Зато шофер в маске и перчатках выглядит «очень тревожно»!

В Англии возобновляется, наконец, чемпионат по футболу. Естественно, со всеми предосторожностями. Матчи будут проходить без зрителей — согласен, тут не спорю. А футболистам запретили приветствовать друг друга рукопожатием — вместо этого команды становятся лицом к лицу на «социальной дистанции» и почтительно кланяются друг другу в японском, так сказать, стиле. Значит, за руку здороваться нельзя, а то, что игроки будут вести контактную борьбу, дышать друг другу в лицо, брать руками мяч — это можно, это не нарушает санитарно-гигиенических требований, не несет угрозы?!

Впечатление такое, что все уже вконец запутались и перестали понимать суть противоэпидемических мероприятий. Турция объявила о том, что рассчитывает во второй половине лета все же начать туристический сезон. Правда, с ограничениями — а список ограничений таков (ношение масок в отеле и весь прочий набор), что, на мой взгляд, обесценивает отдых, делает поездку на курорт бессмысленной. Видимо, туркам жутко хочется хоть немножко «срубить копеечку», но очень уж им боязно.

К слову, вопросы возникают и в отношении волонтеров, разносящих продукты запертым в квартирах пенсионерам. Если человек физически способен дойти до магазина, он короткой дорогой — и соблюдая меры предосторожности, включая маску, — дойдет до ближайшего магазина, купит там все, что ему нужно, и спокойно вернется домой. Однако ему так поступать то ли запрещают, то ли «убедительно не рекомендуют». На помощь ему — с самыми лучшими, благородными побуждениями — приходят волонтеры, которые толпой обойдут десяток квартир, десяток подъездов и только лишь разнесут между ними всевозможную заразу. Какой вариант лучше?

Мне, кстати, было смешно слушать один телевизионный «лайфхак» (сейчас это стало повальным увлечением: рассказывать всему миру, каким еще идиотизмом можно заняться, чтобы скоротать время на карантине!) от некой тетеньки, бывшей учительницы физкультуры. Она рекомендовала для поддержания физической формы бегать в подъезде по лестнице — вверх-вниз. Значит, бегать на стадионе или в парке, на свежем воздухе, нельзя — карантин; а вот бегать по подъезду, где ходят и дышат все кому не лень, где ничего не проветривается, это можно! Поразительно то, что этот сюжет пропустило в эфир телевидение, ставшее главным пропагандистом «сидения дома». У доблестных работников телевидения, привыкших нести в угоду властям любой бред, видимо, критическое мышление совсем отшибло.

Благодаря признанию чиновников стало наконец ясно, с чего это вдруг власти разных государств так озаботились сохранением жизни людей старшего поколения. Все предельно просто: это тоже средство создания в обществе «ощущения тревоги»! Таким манером власть эффективно воздействует на сыновние чувства граждан. Ведь каждый человек, у которого имеются возрастные родители, постоянно переживает за их здоровье. А тут ему сообщают, что пришла болезнь, которая косит стариков, — так что их нужно особенно оберегать, держать их дома и никуда не пускать. Ясное дело, это напрягает население: возникает страх за родителей, за самых близких.

Когда все еще только начиналось, меня очень поразил один эпизод: когда мэр Днепра (город, а не река, прим. ред) Филатов продемонстрировал общественности ряды могил, уже выкопанных на кладбище. Я поначалу не мог понять: зачем он это делает? Ведь нормально власть, напротив, стремится гасить панику, преуменьшать масштабы бедствий, скрывать страшные факты. А тут начальник бьет в лоб. Но потом до меня дошло: городской голова, «прославившийся» еще в 2014 году, специально запугивает население!

В этом же направлении работали распускавшиеся «ответственными лицами» непонятно на чем основанные прогнозы — о том, что коронавирусом переболеет половина населения страны, сотни тысяч и миллионы умрут, и т. д. Из той же серии и леденящие душу репортажи из Нью-Йорка: грузовики с трупами, нехватка мест на кладбищах, захлебывающиеся от перенапряжения крематории… Все это явно — часть массированной кампании по окончательной дискредитации Дональда Трампа.

С кладбищами и крематориями вообще очень странные вещи происходят. С одной стороны, люди и без всякой пандемии умирают в немалых количествах. Могу судить по своему опыту: я раз в полгода приезжаю на кладбище к своим предкам — и всякий раз не узнаю кладбище! Однажды я даже заблудился и могилу найти не смог.

Но, с другой стороны, сколько б тысяч человек ни умирали сегодня от вируса, это не может повысить смертность настолько, чтобы крематории и кладбища не справлялись с нагрузкой! Видимо, и здесь мы имеем дело с нагнетанием «тревоги».

Я уж не говорю о том, что власти поразительно непоследовательны. Когда бушевали эпидемии кори и дифтерии — а это болезни однозначно не менее опасные, чем COVID-19! — никому и в голову не приходило вводить карантин. (К слову, благодаря коронавирусу про эти заболевания все как-то призабыли — но не продолжаются ли их эпидемии и поныне?) Когда заболеваемость туберкулезом принимала угрожающие масштабы — эта проблема вообще мало кого волновала. Но в новых экономических и политических обстоятельствах потребовался карантин.

Власти разных государств используют вирусную проблему для решения своих многоплановых задач. Прежде всего, введя карантин, они сделали невозможным социальный протест. И они устроили свистопляску вокруг вируса для того, чтобы отвлечь им внимание общества от гораздо более серьезной проблемы, пришедшей одновременно с пандемией, но вызванной глубинными противоречиями, — от разворачивающегося на фоне пандемии экономического кризиса. Пандемия как бы маскирует — но только до поры до времени! — кризис. Она раздувается в целях оправдания существующего мироустройства и действующих властей — они же, мол, не виноваты в приходе вируса как якобы причины бедствий!

Более того, трогательная забота правительства о простых гражданах и о малом бизнесе, благие дела волонтеров, героизм врачей, сражающихся с вирусом-убийцей (о том, как в прежней, «мирной» жизни эти самые врачи брали взятки и вынуждали несчастных родителей собирать с миру по нитке десятки и сотни тысяч долларов на спасительные операции для их больных деток, — об этом все уже забыли!), — всё это призвано в обстановке экономического кризиса «сплачивать общество». Сиречь «сплачивать» тех, кто сейчас, под шумок кризиса и воспользовавшись им, будет в очередной раз грабить народ, разорять и экспроприировать тот же мелкий бизнес, — и теми, кого будут грабить. Ведь разорение и ограбление представят как следствие пандемии и карантина — из-за которых народу нужно опять потерпеть.

Все это выполняет те же задачи, что и давняя шовинистическая пропаганда 1914 года, — только главным врагом рода человеческого и каждой отдельно взятой нации ныне представлены не «злобные гунны», а чертов вирус. Да, это тоже своего рода «война до победного конца», лозунгами которой хотят увлечь и отвлечь народ. Проблема, однако, в том, что власти заигрались в карантин — как и в войну сто лет назад, — и теперь перед ними встает тяжелейшая задача выхода из карантинного тупика…

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

десять + 17 =