«Как вы докажете, где заразились?»

0 0

«Как вы докажете, где заразились?»

«Мы в госпитале проторчали час и сидели бок о бок с человеком, у которого подтвержденный ковид. Никакой спецзащиты у нас не было. Выплат за работу с заражёнными мы не получаем», — будничное сообщение работника «скорой» из Екатеринбурга.

Но отказывают в доплатах даже его заразившимся коллегам.

Сейчас стараюсь им помочь. Направил запросы.

Они, сотрудники скорой помощи, заболели коронавирусом при контакте с пациентами. Некоторые оказались при смерти. И не получили обещанных выплат. За денежной поддержкой инфицированные врачи обращались неоднократно. Каждый раз получали отказ. Дескать, не сумели предоставить железные факты в подтверждение того, что подхватили COVID-19 именно «выполняя свои профессиональные обязанности». Значит, им якобы абсолютно ничего не должны. «Как вы докажете, где заразились?»…

По словам чиновников, всё законно, так как выплаты положены только тем, кто контактирует с больным, у которого диагноз подтверждён на момент вызова.

А у многих ли он есть с самого начала?

Ведь работники «скорой» в большинстве случаев вынуждены приезжать на вызов и увозить в стационар больных, у которых коронавирус подтверждается только спустя четыре дня и уж точно не в момент отправки в больницу.

Медработники указывают и на то, что у них колоссально выросла нагрузка, и это тоже никак не отразилось на зарплате. Жалуются на повсеместное отсутствие необходимых средств защиты, даже элементарных — для обработки рук.

Так в масштабе страны.

Напомню: по поводу выплат врачам — подписал депутатское обращение к президенту.

Сейчас после всех напоминаний и разнообразного шума просто существенно уменьшено число получателей выплат. Похоже, большинство медработников или ничего не получат, или получат копейки, «исходя из времени непосредственного контакта с covid+ пациентом».

Как сообщают отовсюду, работники поликлиник, линейных бригад скорой и неотложной помощи, дежурных подразделений экстренных стационаров, оказывающие помощь необследованным пациентам, до сих пор выплат не получают или их размер издевательски мал. Между тем, для этих людей огромен риск заражения при оказании медицинской помощи. И они заражаются.

Много вопросов о дальнейшем…

Людям не нравится издевательский режим контроля (при отсутствии элементарной поддержки) и одновременно непонятно, как быть со смертельным риском, не бросят ли их в пекло заразы ради очередных рапортов и политической целесообразности. Люди не желают быть статистами, бодро марширующими под невидимыми лучами «лёгочного Чернобыля».

Уверен, никакой точной даты проведения голосования по проекту поправок к Конституции сейчас нет. Всё будет зависеть от течения эпидемии. Электоральные даты в условиях вируса бывают разные. На 21 июня перенесены парламентские выборы в Сербии, в Хорватии на 5 июля назначены внеочередные парламентские выборы. Во Франции правительство решило назначить второй тур муниципальных выборов на 28 июня. Первый тур прошёл 15 марта. Тогда были приняты различные меры безопасности, в частности, поощрялось более широкое, чем обычно, применение голосования по доверенности. Проведение второго тура в июне считается возвратом к прерванной эпидемией нормальной жизни.

Но важно исходить из реалий собственной страны. И понятно, как воспринимает общество все эти электронные и почтовые голосования. Не как упрощение жизни, а как возможность уйти от маломальского контроля наблюдателей.

В любом случае сегодня хорошо бы и прежде всего актуально помнить 41 статью действующей Конституции. «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно».

Впрочем, как видим, даже сами медики не получают охраны здоровья и медпомощи.

А ещё, когда медицина в диком состоянии, страдают пациенты. Простая мысль, которую подтверждают ужасные трагедии.

Вот чем сейчас занимаюсь.

В Петербурге 30-летняя петербурженка Мария Симонова почувствовала себя плохо. Сильные боли в области почек и нарушение дыхания: одышка, тошнота и головокружение. Как следует из аудиозаписей, диспетчер скорой сообщила ей: «На данный момент вариантов нет, потому что даже везти вас некуда, все больницы переполнены». Мария умерла.

В эти дни — сотни обращений о подмоге.

Ни одно не оставлю без ответа. Направляю в Прокуратуру, делаю общим достоянием. Возбуждаются уголовные дела. Кому-то доставляют лекарства. Кого-то начинают лечить. Кому-то наконец-то выплачивают обещанное.

Хоть так, хоть так…

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четырнадцать + 16 =